Легенды и тайны «Белого дома» привидений

Хозяин президентского особняка сменяется, согласно конституции США, каждые четыре года. Однако наиболее суеверные обитатели Белого дома — служанки, повара, техники — утверждают, что истинный владелец живет здесь вот уже 133 года. «Хозяином» они называют Авраама Линкольна

Еcли верить свидетельствам очевидцев, его призрак заявил о себе в 1865 году. И с тех пор ведет себя по-хозяйски, но вполне достойно. Легендарная тень Авраама Линкольна просыпается около трех часов ночи — именно в это время призрак, вздыхая и позевывая, спускается откудато с чердака.

Подходит к дверям своей спальни (она так и называется — Lincoln’s Bedroom) и принимается стучать в дверь. Сперва тихонько, затем все более настойчиво. Возможно, экс-президента раздражает, что в его постели спят посторонние. В свое время останавливался здесь и Уинстон Черчилль и, по его словам, спал «весьма беспокойно».

Остается лишь гадать, что стоит за словами сдержанного британца, но факт остается фактом: во время следующего визита в Белый дом Черчилль наотрез отказался провести еще одну ночь на знаменитой кровати.

В записках Франклина Делано Рузвельта есть упоминание о том, что в 1944 году странный стук в дверь разбудил голландскую королеву Вильгельмину, мирно спавшую на кровати покойного Линкольна. На следующее утро за завтраком королева якобы пожаловалась Рузвельту, что, открыв дверь, увидела «смутную тень» умершего президента. Услышав это, Рузвельт ничуть не удивился: его собственная жена и прежде рассказывала о частых визитах «несчастного беспокойного Авраама».

Элеонора Рузвельт верила в привидения. Можно предположить, что именно поэтому первая леди так полюбилась призраку шестнадцатого президента США. Миссис Рузвельт по вечерам часто работала в Линкольновской спальне за письменным столом. «Я чувствовала, что он стоит за спиной и смотрит через плечо, — находим запись в ее дневнике, опубликованном в 80-х годах. — Когда я оборачивалась, я не видела его, однако все равно понимала, что он здесь».

Если верить летописцам вашингтонского «адского фольклора», после смерти Рузвельта его вдова уехала из столицы и беспокойный дух «хозяина» Белого дома выбрал себе новую фаворитку — он искренне привязался к симпатичной дочке президента Трумэна.

Среди прислуги до сих пор ходит легенда о том, что девушка вечерами приходила в Линкольновскую спальню и подолгу разговаривала будто бы сама с собой. Между ней и ее отцом Гарри Трумэном в ходе одного из телеинтервью состоялся довольно неожиданный диалог: «А помнишь, папа, как ты однажды услышал стук в дверь?» — лукаво улыбаясь, напомнила Трумэну дочь.

«Да-да, помню, — подтвердил президент, глядя в телекамеру. — В три часа ночи кто-то трижды постучал в дверь спальни — я открыл, но на пороге никого не было… Должно быть,
это был призрак Линкольна». Впоследствии Гарри Трумэн настаивал, что упоминание имени Линкольна было всего лишь шуткой, впрочем, не отрицая, что в дверь действительно кто-то стучал.

Более того, Трумэн припомнил, что прислуга жаловалась на странные звуки, напоминавшие горькие вздохи и раздраженное покашливание, — их можно было слышать в Линкольновской спальне накануне большого ремонта, затеянного тогда в Белом доме. Возможно, тень умершего президента пыталась таким образом заявить о своем несогласии с планами переделки интерьера?

Как бы то ни было, после ремонта призрак убитого президента стал значительно реже появляться в спальне. Судя по всему, он облюбовал себе новое место — у подоконника высокого окна, выходящего на юго-запад, в Овальном зале. Первой призрак Линкольна заметила в 1924 году супруга президента Кулиджа, которая и поведала домочадцам об увиденном.

По словам миссис Кулидж, его бледное лицо то хмурилось, то вновь кривилось в улыбке, он то и дело приникал к стеклу, будто вглядываясь вдаль… Сегодня среди служащих Белого дома мало кто всерьез верит этим рассказам. Однако по старой традиции одно из окон в Овальном зале еще с вечера предусмотрительно закрывают портьерой.

Каждый год в один и тот же день — 14 апреля, в годовщину гибели Линкольна, бульварные газеты радуют читателей очередным рассказом о явлении «неприкаянной души несчастного Авраама». В этот день рано поутру служащие не любят заходить в Линкольновскую спальню — по слухам, слишком уж велик риск столкнуться с тенью президента.

Призрак сидит на постели, пытаясь натянуть на ногу невидимый ботинок. Как будто вновь собирается в театр Форда на спектакль, во время которого и прогремел в 1865 году роковой для Линкольна выстрел актера-убийцы.

Не стоит удивляться тому, что именно этот выдающийся президент стал самым популярным в народе привидением. Из всех американских президентов именно Линкольн более других был посвящен в дела потустороннего мира. Шестнадцатый президент охотно участвовал в спиритических сеансах, общаясь с духами умерших.

«Линкольн часто впадал в глубочайшее раздумье и часами неподвижно сидел, не говоря ни слова, словно в состоянии транса», — утверждает «Британская энциклопедия».
В истории США был еще один президент, увлекавшийся спиритизмом, — Эндрю Джексон.

Служанки в Белом доме убеждены, что этот государственный муж после своей кончины тоже пополнил сонмище столичных призраков, — говорят, что, когда женщина проходит мимо его любимой кровати в Розовой спальне, он внезапно начинает жутко хохотать. В отличие от «степенного» призрака Вашингтона это привидение, очевидно, исполняет в Белом доме обязанности злого шутника. Кухарки и уборщицы утверждают, что даже после смерти Джексон пытается приставать к миловидным девушкам.

Лилиан Паркс, бывшая служанка, в своих мемуарах под названием «Мои тридцать лет на черной лестнице Белого дома», опубликованных в 1961 году, рассказывает о необычном случае, приключившемся с ней в Розовой спальне. «В тот день я оправляла постель, предназначенную для королевы Елизаветы II, которая приехала в Вашингтон с визитом, — пишет Паркс. — Я нагнулась и вдруг почувствовала что-то вроде прикосновения к спине — прохладного и какого-то липкого… Я ощутила, как от ужаса встают дыбом волосы. Я закричала и выскочила из комнаты ».

Лилиан Паркс описывает еще один инцидент в Розовой спальне, намекая на возможные проделки беспокойного духа президента Джексона. «Моя подруга Кэт Брукс поливала там цветы, вдруг с кровати раздался жуткий смех. На крик девушки сбежались люди, но на кровати никого не было».

 

И все же самым большим проказником среди привидений Белого дома народная молва по праву считает призрак Долли Мэдисон, супруги четвертого по счету президента США. В далеком 1815 году Долли посадила в Розовом саду куст любимых темно-красных роз — и, если верить легенде, уже более 180 лет охраняет свои цветы от посягательств новых хозяев Белого дома.

Впервые это привидение заявило о своих правах в 1902 году, когда жена президента Вудро Вильсона приказала вырубить старый розовый куст, под корень. Садовникам в тот день было не до смеха. Говорят, что призрак госпожи Мэдисон (в старомодном платье с оборками и рюшечками) выплыл прямо из середины куста, гневно размахивая руками!

«Она даже показала нам язык!» — в один голос утверждали садовники. Им почти никто не поверил, но куст решили пока не трогать — его и сегодня можно видеть на прежнем месте.
Впрочем, далеко не все привидения в Белом доме склонны к шалостям. Некоторые, напротив, постоянно заняты важным делом.

Например, дух Эбигайль Адамс, жены президента Джона Адамса, которая умерла еще в самом начале девятнадцатого века. Среди служанок распространено поверье, будто несчастная Эбигайль до сих пор каждую неделю появляется в Восточном зале и… принимается за стирку, а затем, гордо вскинув голову, удаляется прочь, исчезая в ближайшей стене.

К разряду вечно озабоченных и непоседливых духов принадлежит, как полагают, и «бегающий призрак» маленького мальчика, который якобы иногда мелькает среди деревьев, окружающих Южную лужайку Белого дома. Считается, что это дух Вилли-непоседы, одного из сыновей Авраама Линкольна.

По наблюдениям прислуги, одно из наиболее «спокойных» привидений Белого дома — дух президента Франклина Рузвельта. Его призрак явился лишь однажды — на свои собственные похороны. Лилиан Паркс, присутствовавшая на церемонии, вспоминает о крайне необычном поведении любимой собачки умершего президента.

Скотч-терьер по кличке Фала в какой-то момент вдруг оживился, радостно завилял хвостом и начал с визгом подскакивать, будто пытаясь запрыгнуть на руки к невидимому человеку, — именно так он обычно встречал своего покойного хозяина.

Ленивый чиновничий Вашингтон с наступлением темноты живет совсем иной жизнью. Город словно вымирает: рестораны здесь закрываются рано, госслужащие разъезжаются по престижным пригородам, на улицах остаются лишь темнокожие бездомные да редкие полицейские патрули. Ночная тишина царит в тысячах опустевших офисов, из окон которых видна гигантская, похожая на осколок льдины мемориальная стелла Джорджа Вашингтона.

Этот монумент построен по расчетам вольных каменщиков-масонов: 555 футов в высоту на 55,5 фута в основании. В столице запрещается возводить здания выше знаменитого обелиска, и вот уже два столетия он довлеет над городом.

По словам старого портье Грега Макгонелла, проработавшего тридцать лет в здании конгресса и насмотревшегося «всякой потусторонней нечисти», точно так же довлеет над Капитолием страшное проклятие одного из каменщиков, заживо замурованного в его толстой кирпичной стене.

В книге «Знаменитые призраки Вашингтона» рассказывается, что это случилось в далеком 1795 году, когда закладывался фундамент здания конгресса. Жестокая ссора, вспыхнувшая между рабочими, закончилась тем, что одного из каменщиков, избитого и потерявшего сознание, замуровали в глухой подвальной нише его же собственным мастерком. Вскоре от того места, где был погребен каменщик, поползли трещины по всему зданию, построенному, фигурально говоря, на костях.

Так родилась легенда о «проклятии», из- за которого здание Капитолия с каждым годом уходит все глубже в землю и едва заметно заваливается набок, будто бы под тяжестью непропорционально огромного купола.

С тех пор прошло более двухсот лет, но замурованного каменщика, по слухам, продолжают встречать под вечер задержавшиеся на работе конгрессмены: обычно он пугает их, внезапно выходя из стены с роковым мастерком в руке.

Местные «специалисты по привидениям» рассказывают и о другом трагическом случае, благодаря которому Капитолий мог превратиться в знаменитое «проклятое место» Америки. Оказывается, здание погубило еще одного человека — своего творца архитектора Джона Лентола. В сентябре 1808 года местная газета сообщила о гибели Лентола: он решил, что здание вполне может обойтись без центральной поддерживающей свод арки, портящей вид главной ротонды.

Лентол приказал временно ее убрать, но свод обрушился, похоронив зодчего под грудой камней. Газетная публикация аканчивалась словами, якобы произне­сенными Лентолом перед смертью: «Будь проклято это здание…»

То ли время не властно над роковым проклятием архитектора, то ли затхлая атмосфера подземных коридоров, никогда не освящавшихся по христианскому обычаю, привлекает сюда беспокойных духов и теней, но Капитолий, подобно Белому дому, давно превратился в обиталище наиболее уважаемых призраков Нового Света.

По рассказам сторожей, здесь кипит деятельность «теневого правительства» США: в темных залах то и дело ведутся дискуссии между давно умершими парламентариями, в уютных кабинетах приходят посидеть за любимыми письменными столами души сенаторов времен гражданской войны.

Многие туристы, посещая Зал статуй, не могут избавиться от впечатления, будто бронзовые и гипсовые изваяния провожают их взглядами и даже порой меняются в лице. И если кто-нибудь вслух заявляет об этом, старик-смотритель в углу комнаты молча качает головой: он знает, что накануне каждого Нового года в Капитолии двери Зала статуй наглухо запираются. Нет, никакой «технической профилактики», разумеется, не проводится.

 

Просто служители не хотят мешать… статуям, которые, если верить слухам, в эту ночь сходят со своих постаментов. Об этой истории обязательно рассказывают детям накануне Дня всех святых, когда вся Америка наряжается в костюмы монстров и привидений.

Впервые об оживающих статуях поведала в конце прошлого столетия газета «Вашингтон пост», опубликовав рассказ одного из ночных сторожей. Старик утверждал, что сквозь дверную щель отчетливо видел, как бронзовый губернатор Кентукки Джон Клей подошел к гипсовому Томасу Джефферсону и пожал ему руку. «К сожалению, мы не располагаем сведениями о том, сколько пинт пива сторож выпил в тот вечер», — иронично замечает газета.

Другая «страшная история» о призрачных обитателях Капитолия выдержана в духе классического британского романа ужасов: здесь иногда появляется привидение, облаченное, как и полагается, в белый саван. Оно издает жалобные стоны, кашляет и даже чихает. Говорят, это дух вице-президента Генри Вильсона, который скончался от жесточайшей простуды после купания в банях, расположенных в одном из много¬численных подвальных помещений.

Там еще в середине прошлого века были установлены мраморные ванны, чтобы конгрессмены могли подобно древнеримским сенаторам расслабляться после жарких дебатов. По утверждениям служащих, изредка по ночам здесь можно слышать шлепанье босых ног по мраморному полу, а из совершенно пустой вице-президентской ванны вдруг начинает валить пар. «Господин Вильсон пришел погреть свои старые кости », — перешептываются сторожа.

Поднимаясь вверх по лестнице, ведущей из нижнего яруса на пресс-галерею палаты представителей конгресса, посетители навещают еще одно «проклятое место»: здесь на мраморе ступеней до сих пор видны темные пятна. Как утверждают, это кровь конгрессмена Толби, застреленного журналистом на этом самом месте зимой 1890 года: повстречавшись с репортером Чарлзом Кинкейдом, депутат от штата Кентукки набросился на газетчика с кулаками, выражая несогласие с одной из критических публикаций в свой адрес.

Репортер, хладнокровно пристреливший Толби, завершил жизненный путь на виселице, а душа убиенного сенатора до сих пор не обрела покоя. Каждый год 20 декабря пожилые служители переглядываются, когда очередной представитель прессы, внезапно оступившись, перешагивает злополучную ступеньку, запятнанную кровью, и судорожно хватается за перила, дабы не полететь кубарем по лестнице.

«Сумасшедшему библиотекарю» и тени адвоката, задушенного кем-то из сенаторов в пылу политического спора, «дьявольскому коту» и неведомому охраннику, чьи шаги гулко разносятся по полночным коридорам, должно быть, уже тесно в стенах огромного здания. Возможно, скоро они заселят все 555 комнат Капитолия. Крупнейший на планете «дом с привидениями» по-прежнему находится во власти мистической геометрии отцов-основателей, планировавших Вашингтон как будущую столицу мира.

Арсений Миронов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Легенды и тайны «Белого дома» привидений